Жить настоящим или прошлым? | Курс «Осознанные медитации»

Иногда наше сознание рисует вымышленные сценарии, которые прижились и стали восприниматься как реальные. Наш разум составляет прогнозы и как правило негативные… а что если бы… а если бы… ужас, а если бы еще и… А после человек как бы не пытался, не может от этих мыслей отделаться. В результате он все время чувствовал усталость и бывает в плохом настроении.

Буквально человек перестает радоваться жизни и теряет интерес ко всему, что раньше доставляло ему удовольствие. В конце концов все эти чувства выливаются в состояние, которое можно описать только как «непроходящая душевная боль». Как будто одолевают ощущения пустоты и безнадежности, с одной стороны, и смятение и замешательство – с другой.

Человек начинает меньше думать о самом первоначальном событии и больше о собственной душевной боли. Снова и снова он возвращается к тем мыслям, которые испытывал бы любой в его непростой ситуации.

Душевная боль: мысли, которые приходят снова и снова…

• Я ничего не могу с этим сделать.

• Я совсем расклеился.

• У меня нет будущего.

• Я уничтожен.

• Я потерял то, что никогда не найду.

• Я уже не такой, как прежде.

• Я ни на что не годен.

• Я – обуза для других.

• Что-то в моей жизни было разрушено навечно.

• Я не вижу смысла в своей жизни.

• Я совершенно беспомощен.

• Эта боль никогда не уйдет

Подобные состояние сознания часто заманивают нас в ловушку. Из-за них мы не можем простить себя за то, что сделали или чего не сделали в прошлом. Мы несем на себе бремя прошлых ошибок, не доведенных до конца дел, сложностей в отношениях, неразрешенных конфликтов и нереализованных амбиций в отношении себя и других.

Часто нам сложно перестать думать о прошлом, мы подолгу размышляем о том, что случилось или не случилось, или переживаем о том, что случится в будущем. Когда наше сознание попадает в эту колею и не желает оттуда выбираться, мы надолго погружаемся в собственные мысли. Как бы мы ни пытались, очень сложно освободить сознание от его собственных целей и представлений: такое состояние называют болезненной зацикленностью.

В подобных ситуациях может даже казаться, что если вы снова позволите себе быть счастливым, то предадите человека или какой-то принцип. При такой зацикленности может казаться, что счастье не может быть заслужено.

Практически любой из нас может большую часть времени испытывать чувство вины за что-нибудь: причины всегда найдутся. Наша культура вообще построена на чувстве вины и стыда. Мы можем чувствовать за собой вину за то, что не справляемся с собственной жизнью, за то, что мы плохие мужья или жены, матери или отцы, братья или сестры, дочери или сыновья, и за то, что мы не полностью реализуем свои возможности. Мы испытываем стыд за то, что не соответствуем собственным ожиданиям, за чувства злости, горечи, зависти, грусти, недоброжелательности и отчаяния, стыд за то, что наслаждаемся жизнью, стыд за то, что чувствуем себя счастливыми…

В основе этих чувств вины и стыда лежит страх – мучитель, который живет внутри каждого из нас. Мы боимся, что недостаточно хорошо что-то делаем, что если мы немного расслабимся, то обречем себя на провал, что если мы дадим слабину, то мир рухнет, что если мы не сможем держать оборону, то нас захлестнет… Ну а если мы боимся чужой критики, то почему бы для начала не покритиковать себя, чтобы уж наверняка? Один страх ведет к другому, тот – к следующему, и так начинается бесконечный цикл, который высасывает из нас все силы и оставляет пустую оболочку, которая просто плывет по течению.

Любой из нас может попасть в ментальную ловушку ощущения необратимости во всех ее мыслях. Глубоко внутри мы будем убеждены: из-за того, что с нами случилось, ничто не будет прежним. Все стало безвозвратным…

Но почему так происходит? Ответ заключается в том, как мы вспоминаем события из прошлого. Научные исследования далеко продвинулись в понимании того, как устроена память о событиях и как в ней могут возникать ошибки. В течение многих лет Марк Уильямс с коллегами проводил эксперименты, в ходе которых участникам предлагалось вспомнить событие, когда они чувствовали себя счастливыми. Это необязательно могло быть что-то важное, но оно должно было продолжаться меньше одного дня и могло произойти в любое время в прошлом. Большинству из нас несложно будет вспомнить что-то хорошее: как мы услышали от кого-то хорошие новости, гуляли на природе и увидели прекрасный вид, хорошо провели время с друзьями или как впервые поцеловались. Обратите внимание, что в этом случае память сработала прекрасно и мы вспомнили конкретное событие – то, что случилось в конкретный день, в определенное время и в определенном месте (даже если вы точно не можете вспомнить, когда именно). А теперь попробуйте ответить на вопросы, приведенные ниже.

Память о реальных событиях

Посмотрите на приведенные ниже описания эмоций: какие связанные с ними события приходят вам в голову? Вы можете просто вспомнить их или записать. Не так важно, случилось событие давно или нет, – главное, чтобы оно длилось не более одного дня.

Например, к слову «весело» в качестве ответа подойдет «Мне было весело на свадьбе у Жени», но не подойдет «Мне всегда весело на свадьбах», потому что тогда речь не идет о конкретном случае. Постарайтесь написать что-нибудь для каждого слова.

В каждом случае вспомните такое событие, которое длилось не больше одного дня.

Итак, вспомните ситуацию, когда:

• вы были счастливы;

• вам было скучно;

• вы испытали облегчение;

• вы чувствовали отчаяние;

• вы были возбуждены;

• вы потерпели неудачу;

• вам было одиноко;

• вам было грустно;

• вы чувствовали, что вам повезло;

• вы были расслаблены.

Однако вспомнить что-то конкретное не всегда бывает легко. Исследования показали, что если в прошлом человек пережил психологическую травму, депрессию, моральное истощение или же зациклен на собственных чувствах, то в памяти возникает другой шаблон. Вместо того чтобы вспомнить одно конкретное событие, процесс поиска информации останавливается на самом первом этапе, когда мы вспоминаем общую суть. В результате возникает то, что психологи называют слишком обобщенным воспоминанием.

Когда испытуемого попросили вспомнить какое-то конкретное событие в прошлом, когда он чувствовал себя счастливым, он сказала: «Мы с моей соседкой по комнате по выходным всегда ходили куда-нибудь развлечься». Но его память так и не смогла восстановить конкретный эпизод. А когда его попросили вспомнить случай, когда ему было чего-то или кого-то жалко, он сказала: «Ссоры с матерью». На просьбу психолога назвать конкретный случай он ответила: «Мы все время ссорились».

Исследования, проведенные в различных лабораториях по всему миру, показали, что такой шаблон присутствует у категории людей, которые испытывают крайнюю степень усталости или сильное возбуждение и не могут ясно мыслить, а также у склонных к депрессии и у тех, кто пережил психологические травмы. Поначалу эффект таких особенностей памяти был не очевиден, однако позже было установлено, что чем менее конкретны воспоминания, тем сложнее людям становилось отпустить прошлое, тем острее они воспринимали текущие проблемы и тем тяжелее им было восстанавливаться после огорчений и сложных ситуаций.

Например, в 2007 году профессор Ричард Брайант из Сиднея (Австралия) обнаружил, что пожарные, у которых на момент прихода на работу уже присутствовал такой паттерн памяти, были в большей степени подвержены психологическим травмам. Другой исследователь, профессор Анке Элерс, выяснила, что у людей с чрезмерно обобщенными воспоминаниями с большей вероятностью развивается посттравматическое стрессовое расстройство после нападения. В ходе дальнейших исследований они обнаружили, что такие особенности памяти сопровождались привычкой долго размышлять над ситуацией, а главное, ощущением, что это нападение бесповоротно изменило их жизнь.